Классный урок на «Радио России – Тамбов», эфир 4 мая 2020 года

Совместный проект ГТРК «Тамбов», управления образования и науки Тамбовской области и ТГУ им.Г.Р.Державина. Урок краеведения на канале «Радио России» ведет кандидат исторических наук, доцент кафедры лингвистики и гуманитарно-педагогического образования ТГУ имени Г.Р.Державина Марина Константиновна Акользина. Марина Константиновна также является куратором направления «Педагогическое образование по профилю история и обществознание». Тема ее радио урока - «Отмена крепостного права на Тамбовщине».
Тема 30. Предложения тамбовских помещиков по освобождению крестьян. Особенности реализации крестьянской реформы в нашем крае. План:
  1. Накануне отмены крепостного права. Предложения тамбовских помещиков по освобождению крестьян.
  2. Условия освобождения крестьян.
  3. Результаты крестьянской реформы на Тамбовщине.
  Тамбовская губерния была одним из тех районов, где признаки кризиса, отживания крепостного права проявились весьма отчётливо. По численности крепостных (более 350 тыс. душ) губерния первенствовала в России. Положение их становилось бедственным. Душевой земельный надел крестьянина во многих уездах едва достигал минимально необходимых 3-3,5 дес. Некоторые помещики переводили своих крестьян на положение дворовых, которые не имели наделов земли. В 1850-х гг. число дворовых на Тамбовщине выросло на 10 тыс. чел. Большинство тамбовских крестьян оставались на барщине. Им не хватало времени на собственное хозяйство. Поэтому в семьях помещичьих крестьян рано начинали работать дети и долго продолжали трудиться старики. Трудное положение толкало крестьян на конфликты с помещиками. Отдельные крестьянские волнения получали большой размах и отличались упорством. Многие крепостные не хотели воли на невыгодных для них условиях. Свыше 1000 крестьян помещика Голицына (Усманский уезд) в 1857 и 1859 гг. обращались к министру внутренних дел и Александру II с просьбой запретить увольнение их из крепостного состояния без земли. В 1858 г. около 1,5 тыс. крестьян помещика Бахметьева в Елатомском уезде сместили управляющего. Участились случаи отказа выполнять барщину. Некоторые тамбовские дворяне выступили со своими проектами освобождения крестьян. В части проектов предлагалось оставить землю за помещиками, а если и наделить ею крестьян, то за большой выкуп. Но нельзя сказать, что все тамбовские помещики при подготовке отмены крепостного права думали только о своих интересах. Члены Тамбовского губернского комитета по крестьянским делам, как и помещики большинства губерний, предлагали при освобождении крестьян на волю наделить их пахотной и сенокосной землёй. Тамбовский комитет в числе немногих предложил ещё присоединять к наделу крестьян и выгон. Манифест об освобождении крестьян от 19 февраля 1861 г. был доставлен в Тамбовскую губернию в начале марта и был оглашён в помещичьих имениях. Некоторые тамбовские крестьяне так же, как жители села Бездна и сотен других сёл России, не верили в подлинность указа об отмене крепостного права. На сходе в селе Бокино под Тамбовом крестьянин Ефимов заявил, что мы «будем ждать новой царской воли». В село Вячка Кирсановского уезда, где бывшие крепостные отказались работать на помещика, примчался генерал из царской свиты в сопровождении солдат. Крестьяне отказались собраться на сход. Тогда их согнали силой и на глазах у всех высекли розгами «зачинщиков» неповиновения. Многие крестьяне Кирсановского и Моршанского уездов приняли участие в большом восстании в селе Кандеевка соседней Пензенской губернии. И всё-таки такие решительные формы протеста были единичными. Многие крестьянские общины просто отказывались подписывать уставные грамоты. Крестьяне ожидали, что через 2 года, когда закончится их составление, будет объявлена «настоящая воля». К началу 1863 г. только одна треть введенных в действие уставных грамот в Тамбовской губернии была подписана крестьянами. Главным результатом реформы 1861 г. для крестьян стало получение ими личной свободы и экономической самостоятельности. Многие недавние крепостные начали заниматься предпринимательством, переселяться в города, пополняя не только число наёмных промышленных, торговых, транспортных рабочих, но и самостоятельных ремесленников, торговцев, служащих различных учреждений. Да и в сельской местности крестьяне во многом сами могли распределять время и силы для работы на земле и в домашних или отхожих промыслах. Каковы же были условия освобождения и почему они не устроили крестьян? Основой крестьянского хозяйства являлось надельное землевладение. Реформа 1861 г. ухудшила земельное обеспечение крестьянства: Положение 19 февраля позволило помещикам уменьшить площадь крестьянских надельных земель в Тамбовской губернии на 13,1 %, что вело к усилению противостояния в деревне. При этом нормы наделов в Тамбовской губернии были ниже, чем в других регионах. По условиям реформы тамбовские крестьяне в разных уездах должны были получить 3-3,5 десятины земли на одну мужскую душу, за что платить ежегодно 8-9 рублей оброка с души или до уплаты оброка отработать каждой семейной парой 40 мужских и 30 женских дней в год на барщине. Намеченный земельный надел, который в расчёте на средний крестьянский двор составлял 12-14 дес., был достаточным для нормального ведения сельского хозяйства в средней полосе России. Большая часть бывших тамбовских крепостных получила именно такие наделы. Но у части крестьян «лишние» по нормам реформы земли были отрезаны. «Отрезки» составили около 20 % дореформенных земельных наделов помещичьих крестьян. При этом большинство крестьян не возмущались потерей земли, так как она раньше выделялась им помещиком. Чаше звучали протесты против перевода их дворов на новое место в имении, где земля и другие природно-хозяйственные условия казались крестьянам хуже. Рознь была внесена и в крестьянскую среду. Бывшие государственные крестьяне по закону 24 ноября 1866 г. получили в общинную собственность практически все свои надельные земли, оказавшись в лучших условиях. Размер их наделов был вдвое большим, чем у бывших частновладельческих крестьян. Такое различие в обеспеченности землей сохранялось на протяжении длительного периода. Сравнение данных 1877 и 1905 гг. показывает, что средняя величина надела у бывших помещичьих крестьян в первом случае 6,6 и 5,0 дес. – во втором; у бывших государственных крестьян соответственно 13,8 и 9,4 дес. По данным 1917 г. среднее селение бывших государственных крестьян имело 1285 десятин, помещичьих – 272 дес.; если первые имели под усадьбами по 876 дес., то вторые – лишь 19,8 дес. Это и послужило основанием для серьезных противоречий в тамбовской деревне, где крестьяне обоих разрядов жили по соседству – в 1880 г. бывшие государственные крестьяне составляли 58% населения, а бывшие помещичьи – 42 %. В пореформенный период крестьянское землевладение росло за счет покупки частновладельческих земель. В качестве покупателей выступали как отдельные домохозяйства, так и сельские общества и товарищества крестьян. С 1883 г., когда открыл свои операции Крестьянский поземельный банк, многие сделки по покупке земли крестьянами стали совершаться при его посредстве с выдачей покупателям ссуд под залог приобретаемых земель. Крестьяне, купившие землю в товариществе или в обществе, получали ее в соответствии с внесенной суммой и могли распоряжаться землей по своему усмотрению. Но все сделки утверждались приговорами товарищества или сельским сходом. Случалось, что и купчую землю сход пускал в общий передел. Факты покупки земли товариществами имелись во всех уездах. Решающее влияние и на крестьянское землепользование и на социальное положение крестьянства на рубеже XIX – XX вв. оказывали природный и демографический факторы. Именно в этот период наиболее отчетливо проявились последствия изменений природных условий, в результате многолетней деятельности человека заметно уменьшилась площадь лесов, что в свою очередь повлияло на распространение овражной сети. Из 12 уездов губернии в 7-ми относительно быстро развивались овраги. Климат становился суровее и суше, началось исчезновение источников, обмелели реки. Размещение населения зависело от наличия водных источников. Относительной редкостью последних, особенно на юге губернии, объясняется крупность сельских поселений. В структуре крестьянской надельной земля доля пахотных угодий оставалась практически неизменной: в 1881 г. и в 1917 г. она составляла 79,5%. Это означало, что уже в 1880-х годах надельные земли были распаханы до предела. За 36 лет площадь пашни на них совершенно не увеличилась. Площадь под лугами и выгонами на надельной земле также фактически не изменилась. Однако на арендованной и купчей крестьянской земле доля пашни была выше. На купчей земле, например, процент пахотных угодий в 1881 г. составлял 81,9%, а в 1917 г. повысился до 88,3%. Качество оставшихся пастбищ было низким, так как наилучшие места распахивались в первую очередь. За редким исключением общинные пастбища кормили стада от 17 до 25 дней в году. А поскольку крестьяне были вынуждены вместо стойлового содержания скота практиковать его пастьбу, то для этого использовался подножный корм на пашне. Ухудшение качества пастбищ отрицательно сказывалось на состоянии крестьянского животноводства. В условиях существовавшей экстенсивной трёхпольной системы ведения хозяйства широкое распространение получили арендные отношения. В аренду были вовлечены довольно значительные массы крестьян. Арендовали надельную и вненадельную землю, у своих односельчан и в соседних общинах, у помещиков, индивидуально и коллективно. По данным обследования, проводившегося Центральным статистическим Комитетом в 1881 г. и переписи 1880–1884 гг., площадь арендованной вненадельной земли в Тамбовской губернии составляла 17,5% от всей надельной и купчей крестьянской земли. В южных степных уездах, где землеобеспеченность на 1 душу крестьянского населения была сама по себе выше, площадь арендованной земли также была выше: в Борисоглебском уезде она достигала 1/3 надельной и купчей земли, в Кирсановском – 1/4, в то время как в северном Спасском уезде – лишь 9,9%. Главным сдатчиком земли в аренду являлись местные помещики. Причём форма аренды была полуфеодально: крестьяне за аренду обрабатывали и земли помещика. В 1890-е годы начался процесс замены натуральных отработок денежным эквивалентом. В Тамбовской губернии в 1890-х годах на долю денежной аренды частновладельческих земель, по данным официальной статистики, приходилось около 60 % сданной площади. Одновременно получила распространение подесятинная аренда и аренда на один посев. Последняя особенно способствовала хищническому разграблению богатых черноземов. Несмотря на трудности, росла товарность крестьянского хозяйства. Статистика тех лет показывает, что в период с 1880-х годов до начала мировой войны возрос вывоз сельскохозяйственных продуктов из губернии. Если в 1880-х годах вывоз зерновых составлял 11 пудов на душу крестьянского населения, то в 1910 г. – не менее 14,5 пуда, при том, что сама численность населения выросла. Вырос также вывоз свинины, птицы, сливочного масла, овощей, пеньки. Зерновые поставки помещичьих хозяйств на рынок не превышали 36%, остальное приходилось на крестьянское производство. Одним из важных последствий реформы 1861 г. было то, что Тамбовская губерния относилась к одной из наиболее густонаселенных в стране. Быстрый рост сельского населения определялся целым рядом факторов, из которых наиболее важным, как уже отмечалось, была крестьянская реформа 1861 г. Определенную роль играли и возросшие семейные разделы, осуществление которых было несколько упрощено законом 1886 г. Самая высокая плотность населения традиционно отмечалась в северных уездах, по мере же продвижения на юг она снижалась. Так, в 1881–84 гг. в Шацком уезде плотность сельского населения составила 93,8 чел. на кв. версту. В центральных лесостепных она была ниже: в Тамбовском – 73,4 чел., в Козловском – 68,4. Самая низкая плотность отмечалась в южных степных уездах. Наиболее «просторным» считался Борисоглебский уезд – 60,1 чел. В последующие годы при общем увеличении плотности населения эта неравномерность в расселении сохранялась. В губернии обычным было переселение на новые земли. Регистрация переселенцев, направлявшихся в восточные районы страны, началась с 1885 г., более ранние сведения страдали неполнотой, так как учитывали лишь тех, которые перечислялись казенными палатами. Однако многие мигранты продолжали числиться крестьянами Тамбовской губернии. По данным казенной палаты, в 1869–1881 гг. из Тамбовской губернии в другие губернии и области было перечислено 5958 ревизских душ мужского пола, в том числе 3941 чел. бывших помещичьих крестьян. Из общего числа переселенцев 44,7 % переехало в Сибирь, 34 % – в Уфимско-Оренбургский край, остальные в Нижневолжский край и на Северный Кавказ. С 1885 по 1903 г. из Тамбовской губернии выехало в Сибирь и другие районы страны 96820 человек обоего пола. Основной контингент переселенцев давали наиболее густонаселенные уезды: Тамбовский, Козловский, Кирсановский, Липецкий, Лебедянский, Моршанский. Население занималось земледелием и большая часть крестьян в прошлом была частновладельческой. Все ресурсы для расширения пашни исчерпались, под лесами находилось лишь 14% площади, заводы и фабрики в этих местах могли обеспечить работой не более 10 тыс. человек. Переселения в комплексе с другими социальными и экономическими мероприятиями были наиболее эффектным путем преодоления аграрного перенаселения в Тамбовской губернии. Однако далеко не всякая семья могла решиться переехать на новое место и заново строить свое хозяйство. Поэтому реальный путь выхода из положения состоял в интенсификации аграрного производства. Крестьянские хозяйства тяжело страдали от неурожаев, пожаров и других бедствий. Жажда получивших свободу крестьян быстрее улучшить свою жизнь любым путём привела к истощению богатых тамбовских чернозёмов. Крестьяне не оставляли часть земли отдыхать под паром и не привыкли использовать удобрения, даже навоз. В итоге снизились урожаи зерновых, стало меньше кормов для скота, его поголовье уменьшилось. Все это вело к разорению многих крестьянских хозяйств.

Оцените статью

Узнавайте о новых публикациях как вам удобнее:

ВЕСТИ / Тамбов